Управление рисками на примере сбитого Ил-20 в Сирии

Возможно вы уже слышали, что в Сирии, сирийские силы ПВО сбили российский военный самолет ИЛ-20. Я не хочу обсуждать политическую сторону сирийского конфликта, а вот с точки зрения процедуры управления рисками этот случай мне кажется показательным.

Что такое риски?

В своей повседневной жизни вы регулярно сталкиваетесь с рисками. Например, когда вы произносите фразу «А если?» -  А если пойдет дождь? А если мы опоздаем? А если к нам придет больше гостей?

Риск - это проблема, которая еще не возникла

Когда вы начинаете задумываться о рисках и  способах их избежать (возьмем зонтик, выйдем на 2 часа раньше, купим еды побольше и положим в холодильник) вы начинаете управлять рисками. Это круто, между прочим.

Но если вы умеете произносить фразу «А вдруг….?» то вы не просто управленец рисками, вы почти профессионал! А вдруг он не поступит в институт? А вдруг машина сломается? А вдруг нашу карточку заблокируют?

«А вдруг…» показывает, что вы не только оцениваете привычные риски, но и умеете выявлять и  рассматривать риски, вероятность которых невысока.

Умение находить, оценивать и управлять рисками я считаю одним из важнейших показателей профессионализма в сфере управления проектами, да и в операционной деятельности тоже. К сожалению, эта та тема, которой в наше время либо уделяется мало внимания, либо уделяется много, но формально.

При чем здесь сбитый Ил-20 в Сирии, спросите вы?

Официальная версия МО на данный момент звучит так - воздушные силы Израиля нанесли удар по Сирии в тот момент, когда российский самолет заходил на посадку, «прикрывшись им». В итоге, сирийское ПВО отработало по российскому самолету.

«Цепь трагических случайностей»

В.В.Путин

Когда я вижу слово "случайность" у меня не остается сомнений, что речь идет о невыявленных рисках.

Почему такой вариант не был рассмотрен заранее? Представьте, что вы руководите этим объектом и задаете вопрос - Как на нас могут напасть? И никому в голову не приходит возможность нападения во время посадки другого самолета? Ведь посадка самолетов на аэродром - совершенно штатная ситуация. Или задаться вопросом - А что если наши зарубежные партнеры "забудут" нас предупредить о таких своих действиях? Впрочем, задним умом мы все крепки и я не исключение.

Давайте вспомним  Турцию и сбитый Су-24. Президент России говорит, что это совсем другая ситуация, однако с точки зрения рисков - одна и та же.

Президент Турции предупредил, что будут сбивать самолеты, нарушившие воздушное пространство Турции. Я более чем уверен, что в МО были люди, которые задали вопрос - А что, если действительно будут сбивать? Но руководство скорее всего  отмахнулось от этого риска, посчитав его маловероятным.

Что мы видим  с точки зрения проектного менеджмента?

Министерство обороны по всей видимости оперирует каким-то стандартным списком рисков, на который есть стандартный список рекомендаций по их устранению.  Проработка новых рисков ведется слабо, а решения по ним принимаются на основании тестостерона.

Организовать уничтожение самолета противника  руками его союзника (по мнению министра обороны) - это пример военного айкидо. Наглядная демонстрация того, что в современном мире тестостероновые решения уже не работают так хорошо, как раньше.

Не предусмотреть такого риска - демонстрация низкого профессионализма управленцев.

Возможно с военной точки зрения все вышеперечисленное выглядит совсем по другому, но с точки зрения проектного управления  это пример плохого риск-менеджмента (военная операция - типичный проект, хотя в случае с Сирией судя по срокам он медленно переходит  в стадию "операционной деятельности").

Конечно, теперь из этого случая будут извлечены уроки и приняты меры, чтобы больше такой риск не состоялся. Вот только цена за обучение риск-менеджменту получается очень высокой.

Но чтобы не сложилось однобокое впечатление по поводу моего отношения к МО РФ, еще раз отмечу - к сожалению, неумение управлять рисками это общая наша беда во всех сферах нашей профессиональной деятельности (и личной жизни) и одна из причин, почему «их» проектное управление лучше нашего.

В том числе, как показали события, и в военном деле.

Поэтому, так высоко у нас ценятся кризис-менеджеры, которые приходят разбираться с проблемами - т.е. свершившимися рисками.

Вся философия управления рисками на пост-советском пространстве укладывается в одну фразу - будем решать проблемы по мере их поступления.

А как у вас с управлениями рисками? Всегда есть в запасе план "В"? А план "С"?

Подписаться на новости сайта:

Мой канал в Telegram - самый быстрый способ доступа к новостям!

Ваша оценка? УжасноПлохоНормальноХорошоОтлично (7 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Поделиться ссылкой: